С. ВИНОГРАДОВ

Частное агенство Эксклюзив. O спектакле: «Наш Декамерон»

 

ГЛABHAЯ
ZAГЛABИE
НА ЯВУ
ТВОРЧЕСТВО
ФОТОГРАФИИ
HA БУMAГE
В БЕСЕДЕ
БИБЛИOTEKA
РAZHOE
КАЛЕНДАРЬ
ФОРУМ

"Туманно о Сергее Виноградове..."

O спектакле: «Наш Декамерон» 1999

"Каждому нужен свой якорь"

"Я из поколения, кoторого нет"

Театральная компания 2002 год

"Судьба сама ещё звенит..."

"Выбор в пользу любви и большие неприятности"

На ринге – дамы и кавалеры

Фотоальбомы С. В.:
"АДЬЮТАНТЫ"
В ИНТЕРНЕТЕ
ВОЗВРАЩЕНИЕ Т-КА
"САРМАТ"
ГРИМЕРКА
ДАМА С КАМЕЛИЯМИ
НОВОЕ - ДАВНЕЕ

ПОВЕЛИТЕЛЬ ЛУЖ
ТЕАТР ЛУНЫ
АВТОГРАФ

СЕРГЕЙ  ВИНОГРАДОВ.  ИНТЕРВЬЮ

СЕРГЕЙ ВИНОГРАДОВ проснулся знаменитым после спектакля Романа Виктюка "Служанки". Правда, потом у него что-то не сложилось с Виктюком, и Виноградов ушел в одиночное плавание. Сегодня он - руководитель собственной "Театральной компании", ведущий актер и режиссер-хореограф двух столичных театров - им. Моссовета и Театра Луны.

- Сергей, так что все-таки у вас случилось с Виктюком?

- Судя по всему, Рома рассчитывал, что люди, которые с ним работают, всегда будут с ним, что бы он ни делал. Что они будут беспомощными в одиночестве. А я отказался от роли маркиза де Сада в спектакле "Философия в будуаре". Я начал репетировать, надеясь увидеть за матом, порнографией, которые там были, что-то еще. А когда понял, что ничего не будет, ушел. Виктюку сказал: "Не держите зла". "А я не злой", - ответил он. Но начал мне немножко вредить с тех пор.

- Сегодня, когда средний возраст руководителей театров 70 лет, вы в свои 34 смотритесь белой вороной. Вам это не мешает?

- В прошлом году со своей компанией я принимал участие в международном фестивале "Новый европейский театр". Основная дискуссия на нем развернулась вокруг геронтофилии в искусстве - главные посты у нас действительно занимают люди пожилые. Мне было любопытно узнать, что в Германии, оказывается, другая проблема - если режиссеру за 60, он не получит работы. Даже если у него есть имя. Потому что в моде юность, в моде современное, быстрое, необычное мышление. Поэтому в Германии это нормально, когда интендантами (специфическое немецкое слово, условно говоря, руководителями художественных театров) становятся люди до 30. У нас же происходит запоздалая смена поколений.

- Коммерция не мешает работе актера?

- Дело в том, что я совершенно странным образом существую. Я принципиально свободный человек. Для меня не важно, где лежит трудовая книжка. Сейчас я формально числюсь актёром Театра Луны. Предлагают перейти в Театр им. Моссовета. Но принципиально в моей жизни ничего от этого не изменится. Я умудряюсь соединять и коммерческое начало, и работу, после которой мне не стыдно приходить домой. Это уникальный случай. Потому что профессия очень странная. В ней можно быть философом, а можно быть скоморохом, можно быть эстетом, а можно быть разгильдяем и пошляком. На ней можно зарабатывать деньги, а можно из-за неё уходить в келью. Для меня идеальный вариант - зарабатывать деньги, но при этом сохранять свою келью. А вот в рекламе я не снимаюсь.

- Предлагали?

- Очень часто. За колоссальные деньги. Один раз в жизни я снялся - в 90-м году, ещё до всего. А сейчас - всё, ни за что. Почему? Потому что человек, который туда идет, должен понимать, что в этом есть невероятная опасность. Мало кто может из этого выбраться.

- Материальный фактор для вас важен?

- У меня есть квартира, машина - пятая модель "Жигулей". И мне уже неинтересно иметь машину чуть-чуть лучше. Мне нравится ездить в метро. Во-первых, это быстрее в два раза. Во-вторых, там я могу читать. А в-третьих, в метро можно думать или смотреть на людей. Иногда это бывает интересно. Наблюдать за людьми, за тем, чем они дышат и как живут, - невероятный кайф. Прелесть бытовой жизни - в независимости от различного вида благ. Золотой у тебя умывальник или нормальный - разница не очень велика. Жизнь так коротка и неожиданна, что лучше тратить её на какие-то другие вещи.

- Когда вы только решили стать актёром, как себе представляли будущее?

- Я мечтал об одном - о работе. На собеседовании у меня спросили: "А если предложат интересную роль, но в провинции, поедешь?" Я ответил, что да. И это было искренне. И сейчас я думаю точно так же. Хотя сам - коренной москвич. Если говорить об энергетике нашего города, мне здесь не очень нравится, потому что она перенасыщена. Людьми, бессмысленными телодвижениями. Я живу принципиально на окраине. Из моих окон виден лес, и я не собираюсь переезжать в центр. Приятно, что можно бегать по утрам. Свежий воздух, ты можешь в это время думать. Меня в Москве устраивает то, что это концентрация культуры в первую очередь. Это то, что меня держит здесь. Если раньше у нас было две столицы культуры, то сейчас осталась одна Москва. Сюда все стремятся - актеры, режиссеры. Это центральный город в том деле, где я занят. У меня был период, когда я год провел в бесконечных гастролях, за сезон проехал 35 городов. И понял, что долгое пребывание вне Москвы губительно.

- Вы называете себя свободным человеком. А как же ваша компания?

- Если она начнет меня напрягать, я на время приостановлю её работу, если пойму, что наш спектакль неудачен, переделаю его или отменю. Нет человека, который бы руководил мной. Я человек, который компанию учредил. Для меня компания в традиционно русском понимании этого слова - группа людей, которым хорошо вместе. Которые занимаются одним делом. Не пьют пиво и играют в карты, а делают культурные проекты.

- Актёрам с вами легко?

- Мне кажется, легко. Иначе бы они не работали со мной, потому что я плачу очень мало денег. Зарабатывают они в других местах. Легко и потому, что я нежен, но требователен.

- Сколько часов в день вы работаете?

- Много. Обычно мой рабочий день начинается в 10 утра, а заканчивается в 12 ночи.

- А как же богемная жизнь?

- Богема?! Вы о чем? Я и так мало сплю, а жаль. Потому что спать надо много. Знаете, почему Софи Лорен замечательно выглядит в свои 65? Потому что спит полдня. Я думаю, надо так - сначала стать Софи Лорен, получить право на сон и зафиксировать его в Конституции. А потом уже вести богемную жизнь.

- Такое впечатление, что у вас всё складывается благополучно. Так было всегда?

- Были периоды, когда мне приходилось "бомбить" на машине. Как раз после распада театра Виктюка, когда лучшие времена закончились. Слава Богу, меня ни разу не узнали. Мне рассказывал один актёр, что, когда он кого-то подвозил за деньги, его узнали. И пассажир сказал: "Боже, я так восхищался вами в кино, а вы теперь меня подвозите за два рубля". Вот это самое страшное.

- Насколько вы практичный человек?

- Что касается кухни - может, и любил бы готовить, если бы было время. Потому что в этом есть момент режиссуры. А так, я не умею рассчитывать деньги, поступать, как выгоднее, смотреть вперед. Я скорее импульсивен. Бытом занимаются мои близкие. Излишний практицизм не люблю в принципе. Не хотел бы стать счетной машиной. Я и на компьютере умею только печатать. Хотя среди моих коллег есть люди, которые буквально сошли с ума на компьютерах - живут в Интернете. А мне общение через Интернет представляется напрасно потраченным временем. Я вообще достаточно странно отношусь к общению как к таковому. Частое общение меня тяготит, если честно.

- Значит, одиночество для вас награда?

- Да, и я часто мечтаю о возможности почаще побыть с самим собой. Но специфика моей жизни, моей професии не даёт этого. Жаль.

- Вы себя хорошо знаете?

- С годами узнаю всё лучше и лучше. Приходит опыт, и это приятно. Знаю одно: сейчас я вступаю в наиболее комфортный для себя период. Когда нет юношеского идиотского максимализма, который основан в первую очередь на незнании. Дай Бог, чтобы у меня как можно дольше продлилась ситуация, когда я всё знаю и ещё могу.

Театр Кино

 
   
   
   
 

Перейти к следущей публикации

Вернуться к содержанию

 
 

Вернуться на главную страницу

Copyright © 2006 by stranichka.net.  All rights reserved.